Быть хорошим юристом — это еще не все

Автор: Михаил Корчагин

В преддверии Дня юриста хочется отвлечься от рутины бумажно-компьютерной работы, выключить телефон, не читать почту и вспомнить легкие моменты нашей профессии. Это сложно, поскольку с годами мы волей-неволей становимся циничнее, наш юмор — специфичен и не вызывает улыбку у тех, кто далек от этой работы. Мы пропускаем через себя сотни и тысячи чужих проблем, общаемся с людьми в тот час, когда решается их судьба, и не можем позволить себе шутить просто потому, что нельзя шутить с чужими печалями. Этот груз давит на нас, и мы превращаемся в чопорных и вечно задумчивых персон, которым так и подмывает тихонько, но проникновенно сказать: «Будь проще, и к тебе потянутся люди».

Как показывает время, быть хорошим юристом — это еще не все. Быть успешным в профессии — значит быть человеком разносторонним, чувствующим тонкую грань уместного и неуместного, психологию и настроение других, умеющим передать уверенность, настроиться «на волну» собеседника.

В бытность еще начинающих студентов МГЮА (году этак в 1995-м или 1996-м) мы сидели на установочной лекции, судорожно читая план сессии и прикидывая, как это вот все тут написанное сдать. К тому же знали, что преподаватели в академии никогда не были замечены в чрезмерной лояльности к студентам на семи нарах, зачетах и экзаменах. Именно там была впервые услышана шутка про самих себя: «Студент на экзамене, как собака, — глаза умные, а сказать ничего не может». Шутка отражала большую долю правды, поскольку перед корифеями юриспруденции мы порядком тушевались.

Лекции подходили к концу, когда на трибуну, с которой нам открывались грани всех отраслей права России, вышел Александр Щанин — в ту пору преподаватель Московской государственной юридической академии, судья в отставке, человек строгий и импозантный. В плане сессии его выступление не значилось. По слухам, он отвечал за процесс отчисления студентов, потому все напряглись до чрезмерности, вспоминая, где в последний раз «переходили улицу на красный свет».

«Уважаемые друзья!» — обратился к притихшей аудитории Александр Семенович. (А «друзья» в подавляющем большинстве уже не 18-летние нежные юноши и трепетные девушки, а народ взрослый, который работает, ведет самостоятельную жизнь. Одним словом — заочники).

«В нашем корпусе только что сделали ремонт, — продолжил преподаватель, — потому большая просьба не писать на стенах слова из трех букв!»

В аудитории — где находились все те, кто по разным причинам решил установочные лекции не пропускать, отчего жаждущих знаний студентов собралось порядка двухсот — после испуга поднялось некоторое оживление, раздались несмелые «ха-ха».

Сделав многозначительную паузу, Александр Семенович закончил фразу: «Я о вас хорошего мнения, потому имею в виду не ваши „ха-ха“, а УПК и ГПК!»

В этот раз зимнюю сессию мы сдавали с особым душевным подъемом, а от А. Щанина в коридорах перестали шарахаться и даже начали здороваться, на что он всем отвечал тем же.

Пусть люди о нас будут только хорошего мнения! С праздником вас!