Коллектор в законе

Эксперт по уголовному праву объясняет действия коллекторов в отношении простых граждан.

Автор: Михаил Корчагин

Сегодня информационные просторы России пестрят как предложениями различных кредитных организаций о предоставлении займов и потребительских кредитов, так и объявлениями об услугах по взысканию долгов во внесудебном порядке, после того, как граждане эти самые займы взяли. Услуги по взиманию этой просроченной задолженности предлагают так называемые коллекторские агентства. Насколько законна их деятельность, и какое место занимают коллекторские агентства в отношениях кредитных организаций и нас с вами?

Попытаемся разобраться в вопросе деятельности коллекторов для простых граждан.

Колле`кторское аге`нтство, также известно как долговое агентство (от англ. сollection — сбор) — агентство, профессионально специализирующееся на внесудебном взыскивании просроченной дебиторской задолженности и проблемной задолженности.

Давно известно, что берем мы в займы чужие деньги и на время, а отдаем свои и навсегда. И ситуации при этом, бывают разные. Например, кто-то решил изначально не отдавать заём — но такими, по сути, должны заниматься органы полиции, поскольку уголовную ответственность по статье 159 прим 1 УК РФ, которая говорит о том, что преступлением является хищение денежных средств заемщиком путем представления банку или иному кредитору заведомо ложных и (или) недостоверных сведений, никто не отменял.

Но может быть и по-другому. Кто-то взял заем и «прогорел» в бизнесе, кто-то потерял работу, кто-то, не дай Бог, попал в больницу и потерял источник заработка. А получается, что срок возврата кредита, займа, уже прошел. Таких случаев тысячи, если не миллионы, и тут все зависит от доброй воли кредитной организации. Подавать на должника в суд банку не очень выгодно. Это дополнительные трудозатраты, время, да и суды зачастую встают на сторону должников, хотя бы тем, что уменьшают сумму процентов, которые пытается взыскать кредитная организация. Потому банк старается получить свои деньги во внесудебном порядке, то есть как бы добровольно от должника. Но не все должники хотят и могут вернуть просроченный заём и проценты к нему (а они весьма значительны!) так сказать, добровольно и от чистого сердца.

И тут в правоотношениях и появляются «коллекторы». Проблема в том, что коллекторские агентства, банки и граждане руководствуются, зачастую, различными нормами права, которые могут носить противоречивый характер. Это и Гражданский Кодекс Российской Федерации и Федеральный закон от 27 июля 2006 года № 152-ФЗ «О персональных данных», Федеральный закон от 2 декабря 1990 года № 395-I «О банках и банковской деятельности», Закон Р Ф от 7 февраля 1992 года № 2300-I «О защите прав потребителей», Федеральный от 30 декабря 2004 года № 218-ФЗ «О кредитных историях», Федеральный закон от 27 июля 2006 года № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», Федеральный закон от 2 октября 2007 года № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве». При этом, каждая сторона считает себя более «правой» и пытается формулировать свою правовую позицию, ссылаясь на закон.

Автор: Михаил Корчагин, cоветник
Автор: Михаил Корчагин, cоветник

При всем разнообразии подходов, стоит, однако, иметь в виду, что коллекторские агентства — это коммерческие организации с общей правоспособностью, не обладающие каким-либо особым правовым статусом или властными полномочиями. При этом основными правовыми формами действия коллекторов являются либо агентский договор с кредитной организацией, при котором коллектор по поручению банка за вознаграждение совершает действия, направленные на взыскание задолженности, или договор цессии, когда банк фактически продает право взыскания задолженности по кредитному договору коллекторскому агентству, а сам устраняется из правоотношений с должником. При этом банк передает коллектору все документы, по договору, и сообщает сведения, имеющие значение для правовой ситуации (ст. 385 ГК РФ).

В связи с тем, что вместо специализированной кредитной организации вдруг появляется обычное коммерческое предприятие, коих десятки тысяч по России, возникают вопросы. Имеют ли право кредитные организации, осуществляющие лицензируемую в соответствии с законом деятельность, передавать право требования по кредитному договору организации, которая такой лицензии не имеет, может ли кредитная организация передавать коллекторам информацию, составляющую банковскую тайну, а также персональные данные должника, требуется ли при этом согласие должника?

Следует отметить, что и Роспотребнадзор и органы прокуратуры Российской Федерации относятся к коллекторам достаточно жестко.

По их мнению, коллекторы не являются субъектами банковской деятельности и не могут заменить банк в качестве нового кредитора, равнозначного по объему прав и обязанностей, при этом, личность кредитора, то есть кредитная организация, имеет существенное значение для должника. Поэтому уступка может производиться только с согласия должника и необходимо в каждом случае устанавливать факт наличия добровольного волеизъявления заемщика на включение в кредитный договор условия о возможности уступки требования третьему лицу. Более того, по мнению вышеуказанных органов, кредитная организация при уступке коллекторскому агентству права требования по кредитному договору нарушает банковскую тайну, которую она обязана гарантировать в силу требований статьи 26 Федерального закона от 2 декабря 1990 года № 395-I «О банках и банковской деятельности», и любая «договоренность», приводящая к нарушению данной нормы закона — ничтожна.

Зачастую бывает и так, что коллекторские агентства либо имеют в своем наименовании аббревиатуры, схожие с употребляемыми в системе Федеральной службы судебных приставов (ФССП России), ну например: «частный судебный пристав», «альтернативный судебный пристав», что вводит граждан в заблуждение относительно действительного статуса коллектора. Также не единичны случаи, когда коллекторы рассылают должникам письма, содержащие угрозы о применении принудительных мер по взысканию их долга во внесудебном порядке, да и просто угрозы. Подобная ситуация недопустима, что подчеркивало само ФССП России, указывая, что никто кроме уполномоченного государственного органа не вправе называться приставами (хоть частными, хоть общественными), не вправе применять какие-либо процедуры взыскания, связанные с принуждением, с ограничением прав и свобод должников, граждан или юридических лиц. Данная позиция представляется абсолютно верной не только с точки зрения действующего закона, но и с точки зрения самой теории существования государства и права, поскольку в суверенном государстве нет, и не может быть никаких коммерческих организаций, обладающих полномочиями что-то принудительно взыскивать с должников.

К сожалению, на практике известны случаи угроз жизни и здоровью граждан со стороны коллекторов, вторжения в жилище, распространения порочащих их сведений, незаконного использования персональных данных граждан, телефонные звонки в ночное время. С целью остудить некоторых чересчур ретивых кредиторов, государство определило пределы допустимого общения кредиторов (и коллекторов, в том числе) с должниками в Федеральном законе от 21.12.2013 года № 353-ФЗ (в редакции от 21.07.2014 года) «О потребительском кредите (займе)».

Согласно данному документу, при совершении действий, направленных на возврат во внесудебном порядке долга, коллектор вправе проводить: личные встречи, телефонные переговоры (далее — непосредственное взаимодействие), почтовые отправления по месту жительства заемщика или лица, предоставившего обеспечение по договору потребительского кредита (займа), телеграфные сообщения, текстовые, голосовые и иные сообщения, передаваемые по сетям электросвязи, в том числе подвижной радиотелефонной связи. При этом, иные действия могут использоваться только при наличии в письменной форме согласия заемщика или лица, предоставившего обеспечение по договору потребительского кредита (займа).

Категорически не допускаются следующие действия коллекторов: непосредственное взаимодействие с заемщиком или лицом, предоставившим обеспечение по договору потребительского кредита (займа), направленное на исполнение заемщиком обязательства по договору, срок исполнения которого не наступил, за исключением случая, если право потребовать досрочного исполнения обязательства по договору предусмотрено федеральным законом; непосредственное взаимодействие или взаимодействие посредством коротких текстовых сообщений, направляемых с использованием сетей подвижной радиотелефонной связи, в рабочие дни в период с 22 до 8 часов по местному времени и в выходные и нерабочие праздничные дни с 20 до 9 часов по местному времени по месту жительства заемщика или лица, предоставившего обеспечение по договору потребительского кредита (займа). Также запрещено совершать юридические и иные действия, направленные на возврат задолженности, возникшей по договору потребительского кредита (займа), с намерением причинить вред заемщику или лицу, предоставившему обеспечение по договору потребительского кредита (займа), а также злоупотреблять правом в иных формах. При этом, при непосредственном взаимодействии с заемщиком или лицом, предоставившим обеспечение по договору потребительского кредита коллектор обязан сообщать фамилию, имя, отчество или наименование коллекторского агентства, осуществляющего деятельность по возврату задолженности, или место нахождения, фамилию, имя, отчество и должность работника коллекторского агентства, адрес места нахождения для направления корреспонденции коллектору.

Государство попыталось поставить коллекторов в дополнительные рамки, но, поскольку норма права — это обобщенное правило поведения, то многим должникам в силу образования иди жизненного опыта проблематично будет самим разобраться в такой вот, к примеру конструкции: «…запрещено совершать юридические и иные действия, направленные на возврат задолженности, возникшей по договору потребительского кредита (займа), с намерением причинить вред заемщику или лицу, предоставившему обеспечение по договору потребительского кредита (займа), а также злоупотреблять правом в иных формах».

Тем не менее, опять же, по практике, выход из подобной ситуации давно найден. В России десятилетия существуют профессиональные советчики (и помощники) в области права. Статус адвоката (получаемый ими не только в результате работы по юридической специальности, но и в результате прохождения специальных жестких экзаменов) налагает на них дополнительную ответственность перед доверителем и предоставляет дополнительный вес при общении с коллекторами. Адвокат в силу своего опыта как жизненного, так и трудового, имеет, ко всему прочему, повышенную стрессоустойчивость к конфликтным ситуациям, которыми по определению являются отношения коллектор — должник. При этом, адвокат не будет никогда «сдавать» своего клиента, ибо лишится своего статуса и сможет доходчиво разъяснить наиболее навязчивым коллекторам всю глубину их заблуждения относительно квази-законности их действий, принять необходимые и действенные меры для защиты своего клиента.

Однако, конечно же, лучший способ избежать неприятностей с коллекторами — взвешивать свое решение относительно получения кредита, займа, и не нарушать сроки его возврата.