Вам пакет. Антитеррористический

Комментарий к Федеральному Закону от 06.07.2016 №374-ФЗ, широко известному как «антитерростический пакет Яровой».

Автор: Михаил Корчагин

Спорить об «антитеррористических поправках», как их именуют в прессе, можно ровно столько же, сколько и об ином другом законе. Вполне объяснимо, что у каждого существует собственное понимание стратегии развития законодательства и юридической техники описания проектов нормативных документов. Да, на наш взгляд, поправки могли бы быть изложены несколько иначе или дополнены в тексте иными формулировками, но уйдя от обсуждения лингвистики, мы в целом можем охватить то, чего касается закон.

Действительно, закон явно антитеррористической направленности, полагаем, что никто из читателей не осуждает его за это. В нем усилена роль органов местного самоуправления в области противодействия терроризму, именно на них возложена функция первичной работы с населением в области разъяснений опасности терроризма, его ущербности, формирование у граждан неприятия терроризма в принципе, как идеологии, что представляется логичным, поскольку именно органы местного самоуправления максимально приближены к гражданам и оставаться в стороне, не отвечать за противодействие терроризму именно на уровне борьбы идеологий они не могут. Тут же следует упомянуть и затронутые вопросы миссионерской деятельности и религиозной литературы. В частности, закон направлен на точную привязку выпускаемой религиозной литературы к определенной религиозной организации. По сути, ведется борьба с распространением немаркированной литературы, явно подпольного характера. Логика проста — если организация открыто и в рамках закона проводит свою просветительскую деятельность, то указать свои выходные данные на литературе не составит для нее труда, если же организация действует подпольным образом, то она и так вступает в противоречие с законами РФ. Поправки запрещают осуществление миссионерской деятельности в жилых помещениях (за исключением проведения там обрядов) и перевод, в связи с этим, помещений из жилого в нежилой фонд. Возражения данные положения не вызывают, хотя бы потому, что часто упоминаемая нами Конституция России провозглашает ее как светское государство и жилище предназначено исключительно для проживания там граждан. Запрещена миссионерская деятельность, направленная против общественных и духовных ценностей, принятых в России (семья, образование), а также против общественного строя и гражданского общества (побуждение граждан к отказу от своих обязанностей). Данные положения, на наш взгляд, ни в коей мере не противоречат Конституции Р Ф, уверены, что и интересам граждан и государства они также не противоречат.

Обратило на себя внимание то, что на законодательном уровне, наконец, нашли свое закрепление тезисы, указанные еще в Постановлении Пленума Верховного Суда Р Ф от 12.03.2002 года № 5

«О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств». Так в Федеральный закон от 13.12.1996 № 150-ФЗ «Об оружии» в части определения понятия оружия, внесено разъяснение, касающееся устройств, предназначающихся для подачи сигналов, что на практике вело, иногда, к конфликту закона и логики.

Вопросы, пожалуй, что имеются, как ни странно, к повышению ответственности экспедиторов за перевозимый груз, а точнее — за не проверку им достоверности предоставляемых документов на груз. Представляется, что можно было бы уточнить, какими способом их достоверность реально может и должна быть проверена экспедитором, не являющимся должностным лицом, что, надеемся, найдет отражение в иных нормативных документах несколько позже.

В рамках обсуждения наболевшей темы относительно обязанности оператора связи хранить информацию по абонентам, необходимо указать, что, во-первых, закон содержит уточнение, что три года оператор должен хранить информацию лишь о самих фактах соединения абонента, и только шесть месяцев он обязан хранить сами переговоры и тексты смс — сообщений. Согласитесь, три года и шесть месяцев — довольно большая разница во времени и большая разница в возможном объеме подлежащей хранению информации. Кроме того, объем и порядок её хранения, в соответствии с тем же законом, определятся Правительством Российской Федерации, и пока он не будет определен, храниться она будет ровно также, как и сейчас, а Правительство, надо полагать, примет во внимание и экономическую оставляющую в данном вопросе. Наивно было бы думать, что какой-то закон не требует для своей реализации дополнительных затрат, которые, безусловно, будут иметь место и в данном случае, но нельзя не согласиться, что в вопросе профилактики терроризма и борьбы с ним, разрешаемые задачи лежат не только в экономической плоскости.