Результаты опроса «Право.ru»: есть ли у вас на работе дресс-код?

Автор: Анастасия Найда

В суде юрист должен не только грамотно аргументировать свою позицию, но и выглядеть так, чтобы его принимали всерьез. Поэтому никаких легкомысленных платьев и рваных джинсов, только деловой стиль с обязательными строгими костюмами и галстуками для мужчин. Такое правило поддерживают и сами суды, вводя собственный дресс-код, согласно которому, например, внутрь не смогут пройти лица в спортивной одежде, шортах, женщины с открытыми плечами или в ультра-коротких юбках. Но обязательно ли придерживаться такого стиля, просто идя в офис? «Право.ru» спросило у юристов, как они одеваются во «внесудебное» время, есть ли в офисах их компаний дресс-код и всегда ли обязателен именно деловой стиль в одежде.

Обсуждая этот вопрос в соцсетях и на сайте, читатели «Право.ru» решили, что в офис юристы могут одеваться свободнее, чем в суд:

— Для сидения в конторе нужно галстук вязать? Вопрос: а зачем? — интересуется один из них.

— Если юристу не нужно в конкретный день участвовать в официальных мероприятиях (суд, переговоры и т. д.), то требовать соблюдение дресс-кода можно лишь «для галочки». Ну или чтобы никто не забыл, как тут все серьезно, — пишет другой.

— Но нам предписан костюм… — сокрушается третий.

И инхаусы (44% опрошенных), и консалтеры (25% респондентов), участвующие в опросе, в большинстве своем сообщили, что дресс-кода у них на работе нет и все одеваются так, как им удобно. Впрочем, нашлись и такие юрфирмы (13%) и юрдепартаменты (13%), в которых дресс-код — обязателен и строго соблюдается.

на утро пятницы, 30 июня" src="https://abkazakov.ru/wp-content/uploads/2017/07/p20170630033423.jpg" border="0″ hspace="0″ vspace="0″>

Результаты по данным
на утро пятницы, 30 июня

Юристы и сотрудники юрфирм, которые отвечали на тот же вопрос, пришли к выводу, что деловой стиль все же неотъемлемый атрибут юридической профессии.

«Деловой стиль для людей дела. Поэтому это однозначно must have в юридической фирме, да и в любой другой, которая уважает себя, своего клиента и свое дело, — комментирует Анастасия Найда, юрист АБ «Казаков и партнёры». Как бы ни менялся мир, встречают в нем все равно по одежке, считает она, а деловой, то есть строгий и опрятный, вид придает клиенту уверенность в надежности юриста. Главное — чтобы за деловым костюмом стоял такой же деловой подход к разрешению проблемных вопросов. «В нашем бюро деловой стиль является визитной карточкой», — добавляет Найда.

«Актуальность пословицы „по одежке встречают“ еще никто не отменял», — соглашается с ней Анастасия Расторгуева, партнёр Коллегии адвокатов города Москвы «Барщевский и Партнеры». К адвокату идут за помощью, за советом, за разрешением проблемы, объясняет Расторгуева, поэтому ему необходимо вызвать доверие и показать, что именно он сможет помочь. И консервативный деловой вид в этом — один из первоочередных помощников. По мнению адвоката, такая форма одежды дает сигнал о том, что перед клиентом человек традиционных ценностей и сосредоточен он именно на вас — на вашей проблеме, а не на себе. «Нестандартный же внешний вид (салатовый пиджак, розовые волосы, обтягивающая мини-юбка и пр.) говорит либо о том, что такой человек сосредоточен на себе гораздо больше, чем на самом клиенте (может это и так, но зачем же это показывать?), либо если это вид неряшливый и небрежный (рваные джинсы и пр.), то это знак того, что и в делах он такой же, — считает Расторгуева. — Кроме того, деловой внешний вид — это способ сосредоточиться именно на работе и минимизировать возможности коллег и клиентов отвлекать свое внимание и гадать, например, а что же означают надписи на футболке, можно ли носить кеды с юбкой, зачем она надела такое короткое платьице и так далее».

Екатерина Силаева, менеджер по персоналу компании NOERR, рассказала, что с понедельника по четверг в офисе установлен деловой стиль одежды (костюм и галстук для мужчин обязательны). В пятницу же допустим свободный стиль одежды, можно носить джинсы. «Однако даже по пятницам абсолютно не допускаются шорты, порванные джинсы, спортивные костюмы, майки на бретельках, открытые летние сарафаны, мини-юбки», — добавила она. Самые «суровые» требования в плане одежды к секретарям на ресепш, которые представляют «лицо» компании: в любой день для них обязательна белая блузка, а джинсы нельзя носить даже по пятницам.

«Профессия юриста очень консервативна и зачастую включает в себя представительские функции, поэтому традиции накладывают определённый отпечаток на дресс-код. Особенно это характерно для адвокатов, ведь история адвокатуры уходит вглубь веков и еще с царских времён ассоциируется с интеллигентным, образованным, привилегированным сословием», — объясняет такой строгий подход к манере одеваться Андрей Арих, руководитель отдела по связям с общественностью Юридической группы «Яковлев и Партнеры». По его мнению, деловой вид украшает любого человека и свидетельствует о его статусе, сказывается положительно на имидже и деловой репутации, что очень важно, особенно в сфере юриспруденции, где клиент приобретает не товар, а услугу — по сути комплекс приятных впечатлений, в том числе и от внешнего вида. Главное, чтобы чрезмерная напыщенность не превалировала над компетентностью, ведь многие сегодня используют дресс-код в качестве одного из рыночных орудий, факторов ценообразования и давления на оппонентов, говорит Арих. «У нас в компании придерживаются такого дресс-кода, который не мешает комфортно и эффективно работать. Как бы то ни было, пренебрежение нормами делового стиля недопустимо — важна золотая середина», — заключает он.

Несколько по-другому дела обстоят в КА «Муранов, Черняков и партнёры», партнёр которой Дмитрий Черный рассказал, что для сотрудников соблюдение делового стиля в одежде обязательно на встречах с клиентами и в заседаниях юрисдикционных органов. «Подробно дресс-код не прописан, полагаемся на здравый смысл сотрудников. Во всех остальных случаях мы не настаиваем на соблюдении дресс-кода, так как свобода в выборе сотрудниками одежды делает работу в фирме комфортнее и помогает поддерживать в офисе более неформальную и творческую атмосферу», — считает он.