ФАС решила априори

Адвокаты антимонопольной практики АБ «КиП» добились признания недействительным очередного решения Федеральной антимонопольной службы, принятого по крупнейшей закупке на сумму более 2 млрд. руб., проводимой в соответствии с Федеральным законом № 223-ФЗ «О закупках, товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц».

Желая привлечь к выполнению услуг по текущему содержанию железнодорожных путей опытных специалистов, заказчик установил в качестве критерия оценки заявок «успешный опыт оказания услуг». Согласно методике оценки по данному критерию баллы начислялись исходя из количества представленных участником ранее выполненных договоров, аналогичных предмету закупки, и отзывов по ним.

Понятие аналогичности и стало предметом спора заказчика с ФАС России. Рассматривая поступившую в ведомство жалобу, антимонопольный орган счел, что упоминания в документации «договоров, аналогичных предмету закупки» недостаточно, и заказчик обязан дополнительно в закупочной документации устанавливать подробные критерии аналогичности оказанных ранее услуг. Однако суд с такой позицией ФАС России не согласился, указав, что размещение в закупочной документации проектов договоров и описания предмета закупки позволяют определить, договоры оказания каких услуг будут расцениваться как аналогичный опыт. При этом у самих участников закупки споров о неясности данного критерия не было.

Арбитражный суд г. Москвы также согласился с доводами Адвокатов об определенности требований документации о закупке об обладании участником необходимыми для оказания услуг производственным мощностям, кадровым ресурсами, а также определенности порядка оценки в части критериев оценки коммерческого и технического предложений.

Примечательно, что суд согласился и с процедурными нарушениями, допущенными ФАС России. Так, из спорного решения антимонопольного органа следовало, что, признавая заявителя нарушившим п. 2 ч. 1 ст. 3 Закона о закупках (общие принципы закупочной деятельности), ФАС России ограничилась ссылкой на данную статью. В свою очередь, отсутствие в решении ссылки на конкретный принцип, закрепленный данной нормой, делает невозможным определить, в чём именно заключается нарушение. Как указал суд, решение антимонопольного органа как ненормативный акт, принимаемый государственным органом при реализации им своих полномочий, должен содержать четкую правовую квалификацию неправомерного поведения. Этому корреспондирует обязанность антимонопольного органа по доказыванию в суде соответствия принятого им акта закону (ч. 5 ст. 200 АПК РФ), в том числе, доказыванию наличия в действиях лица нарушения конкретного запрета, установленного нормой права.

Решение ФАС России признано судом недействительным в полном объёме.