Как закон о банкротстве научит сотрудников и внешних консультантов должника стать взрослее

Банкротство

В 2017 году в закон о банкротстве внесли изменения. Так, утратила силу ст. 10 и появилась гл. III.2 «Ответственность руководителя должника и иных лиц в деле о банкротстве». Ст. 61.10, 61.11 закона о банкротстве расширили круг лиц, которых можно признать контролирующими должника лицами. Новеллы позволяют привлечь к субсидиарной ответственности не только руководителя и учредителя должника. За период действия нововведений их правоприменительная практика находится в постоянном развитии. В этой статье рассмотрим, как нормы привлечения к субсидиарной ответственности по обязательствам должника коснулись сотрудников должника (главного бухгалтера, юриста и т. д.) и его внешних консультантов.

Автор: Татьяна Рокотян

Дело одного главбуха

В настоящее время в АСГМ в рамках дела о банкротстве должника (дело № А40−133 306/2017) рассматривается заявление о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя, участника, финансового директора, бывшего главного бухгалтера и экономиста и взыскании с них солидарно 310 млн руб. Основания для привлечения к субсидиарной ответственности бывшего главного бухгалтера и экономиста — снятие денежных средств с расчетных счетов должника и искажение бухгалтерской отчетности. Одновременно конкурсным управляющим были поданы заявления к главному бухгалтеру и экономисту о признании недействительными сделок по снятию ими денежных средств с расчетных счетов должника в период с 2014 по 2017 год и взыскании с них 227 млн руб.

Суд первой инстанции признал сделку по снятию бывшим главным бухгалтером денежных средств в период с 2014 по 2016 недействительной и взыскал с него 23 млн руб. При этом суд при вынесении судебного акта указал, что выплаты произведены без встречного исполнения со стороны бухгалтера, он являлся аффилированным лицом по отношению к должнику и знал о неплатежеспособности должника. Суд апелляционной инстанции удовлетворил апелляционную жалобу бывшего бухгалтера и отменил судебный акт первой инстанции, конкурсному управляющему было отказано в полном объеме. При этом суд апелляционной инстанции указал на то, что конкурсный управляющий не доказал, что главный бухгалтер присвоил себе снятые денежные средства должника. Кассационная инстанция поддержала постановление апелляции (постановление А С Московского округа от 05.11.2020).

Как будут развиваться события арбитражного спора в отношении бывшего главного бухгалтера должника, который уволился по собственному желанию за полгода до возбуждения дела о банкротстве, покажет время, юристы АБ будут следить за ним.

Правоприменительная практика

По общему правилу ответственным за организацию, состояние и достоверность бухгалтерского учета в обществе, своевременное представление бухгалтерской (финансовой) отчетности в соответствующие органы является руководитель (закон о бухгалтерском учете, закон об ООО).

При этом ст. 61.11. закона о банкротстве предполагает, что субсидиарную ответственность за отсутствие бухгалтерской документации или её недостоверность несут лица, на которых возложена обязанность организации ведения бухгалтерского учета и хранения документов бухгалтерского учета и (или) бухгалтерской (финансовой) отчетности должника.

Следует отметить, что обычно главный бухгалтер, юрист и прочие сотрудники и внешние консультанты должника не принимают управленческих решений компании, но закон о банкротстве также возлагает на них ответственность, поскольку они могут являться соучастниками неправомерных действий руководителя в форме соисполнительства, пособничества и т. д.

Будучи профессионалами в своей области, они могут осознавать, что осуществляют согласованные действия, направленные на реализацию общего для всех намерения. Например, это вывод активов, уход от налогов. Поэтому они должны нести субсидиарную ответственность за доведение до банкротства в силу абз. 1 ст. 1080 ГК, п. 8 ст. 61.11 закона о банкротстве, п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда Р Ф от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве», так как являются соисполнителями, пособниками.

Сейчас применение норм находится на стыке применения судами ст. 10 и гл. III.2 закона о банкротстве в зависимости от норм, которые действовали в момент совершения действия, в связи с чем невозможно чётко определить, какие критерии служат для привлечения указанных лиц к субсидиарной ответственности.

Так, 10-й ААС Постановлением от 20.11.2019 по делу № А41−34 395/2016 изменил судебный акт первой инстанции, поэтому конкурсному управляющему было отказано в привлечении к субсидиарной ответственности главного бухгалтера (с 1 октября 2014 по 27 июня 2016), поскольку «привлечение главного бухгалтера к субсидиарной ответственности по обязательствам должника в рамках процедуры конкурсного производства законом о банкротстве не предусмотрено». Определением В С РФ от 03.06.2020 по делу № 305-ЭС20−7279 отказано в передаче кассационной жалобы на рассмотрение судебной коллегией. По таким же основаниям было отказано конкурсному управляющему в привлечении к субсидиарной ответственности главного бухгалтера и юриста постановлением 2-го ААС от 05.10.2018 по делу № А28−6781/2016.

Показательные кейсы

Самым резонансным делом считается привлечение к субсидиарной ответственности руководителя и главного бухгалтера в размере 97 млн руб. в рамках дела о банкротстве ООО «Спринклер» (дело № А40−161 770/2014). В данном деле были привлечены к субсидиарной ответственности руководитель и главный бухгалтер. В основу судебного акта легли материалы уголовного дела в соответствии, с которыми главный бухгалтер подтвердил, что ежеквартально отражал в налогом учете общества операции по контрагентам «однодневкам», составлял недостоверную отчетность и сообщал об этом руководителю и вместе с ним подписывал бухгалтерскую отчетность. В связи с этим суд указал, что действия руководителя и главного бухгалтера были согласованы и направлены на реализацию общего намерения — причинения ущерба бюджетной системе РФ (Постановление А С Московского округа от 29.07.2019).

Действия, которыми был причинен ущерб, совершены в период с 01.01.2009 по 17.10.2010, т. е. в период действия ст. 10 Закона о банкротстве. При этом, кассационная инстанция сделала выводы, что согласно ч. 1 ст. 54 Конституции Р Ф закон, устанавливающий или отягчающий ответственность обратной силы не имеет. Вместе с тем, следует понимать, что запрет на применение новелл к ранее возникшим обстоятельствам (отношениям) не действует, если такие обстоятельства, хоть и были впервые поименованы в законе, но по своей сути не ухудшают положение лиц, а являются изложением ранее выработанных подходов, сложившихся в практике рассмотрения соответствующих споров. В связи с чем, для привлечения главного бухгалтера были применены нормы ст. 10 Закона о банкротстве и п. 16 Постановления Пленума В С РФ № 53.

Также, следует указать на рассмотрение другого резонансного спора Арбитражным судом Челябинской области, к которому обращено внимание большинства внешних консультантов (дело №А76−22 330/2018). Конкурсным управляющим СПоК «УПК», подано заявление о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам должника за доведение до банкротства помимо участников, руководителей, но и внешнего консультанта, оказывающему юридические услуги. В настоящее время данный спор не рассмотрен, но в рамках рассмотрения данного спора был наложен арест на имущество ответчиков, в т. ч. на имущество внешнего консультанта.

Советы сотрудникам

Изложенное подтверждает, что основанием для привлечения к субсидиарной ответственности сотрудника и внешнего консультанта должника возможно при наличии доказательств совершения ими действий (бездействия), направленных на невозможность погасить требования кредиторов, в т. ч. дача рекомендаций, составление и участие в реализации схем по выводу имущества должника, составление искаженной бухгалтерской отчетности, повлекшей за собой невозможность удовлетворения требований кредиторов. Размер привлечения к субсидиарной ответственности зависит от степени вовлеченной противоправного действия/ бездействия каждого контролирующего лица, Таким образом, размер привлечения к субсидиарной ответственности будет определять арбитражным судом исходя из внутреннего убеждения суда.

Из того как складывается судебная практика по вопросу привлечения к субсидиарной ответственности можно сказать, что в настоящее время она только формируется, однозначных подходов к привлечению к такой мере ответственности по обязательства должника его сотрудников и внешних консультант только формируется. Но однозначно необходимо сказать, что результаты их привлечения к ответственности, будет складываться какими доводами и представленными доказательствами, по мнению заявителя, подтверждаются совершения действий (бездействия) сотрудника должника или его внешнего консультанта, и что смогут противопоставить предъявленным доказательствам ответчики данного спора.

Считаем, что нормы главы III.2 Закона о банкротстве в целом направлены на формирования качеств присущих взрослому: при совершении действий и принятия управленческих решений осознавать их последствия и нести ответственность при наступлении негативных последствий.

Однако, существуют проблемы отсутствия четкого разграничения бремени доказывания, определения критериев привлечения к ответственности по обязательствам должника лиц, которые на прямую не принимают управленческих решений.

Как правило, главный бухгалтер, юрист при увольнении не берут с собой бухгалтерские программы и документацию должника, в больших компаниях используется корпоративная почта, которая блокируется компаниям при увольнении сотрудника и что сможет представить уволившийся сотрудник в доказательство своей правоты? Порекомендуем сотрудникам, которые могут влиять на формирование решений и дальнейших действий руководителя организации для безопасности себя от привлечения к субсидиарной ответственности сохранять переписку с руководителем и иными лицами, которые дают указания обязательные для исполнения, делать скриншоты таких писем и т. д. при соблюдении корпоративных норм организации и законодательства, регулирующих указанную сферу.

Надеемся, что арбитражные суды в ближайшее время выработают единую практику по данному вопросу и всем участникам предпринимательской деятельности будут известны какие действия/бездействия являются основаниями для привлечения к субсидиарной ответственности по обязательствам должника его сотрудников и внешних консультантов.