Статус учредителя в банкротстве. Реализация самостоятельной защиты

В деле о банкротстве учредитель лишается почти всех прав, они по закону переходят к представителю учредителей должника. Часто партнеры используют это как возможность поделить бизнес или избавиться от совладельца. Пострадавшему приходится в одиночку спасать компанию и свое имущество. В вопросе допуска учредителя к самостоятельному участию в процедурах банкротства до сих пор однозначная практика не сложилась. Учредители продолжают искать способы реализации своих прав.

Автор: Анастасия Найда

2014 году ВАС сформировал позицию, с помощью которой учредители должника получили больше прав в деле о банкротстве. Учредитель, против которого направлен корпоративный конфликт, получил возможность защиты своих интересов от недобросовестного поведения других учредителей. Но эту позицию продолжают применять непоследовательно. Одни суды подходят более формально, следуя буквальному толкованию положений Закона о банкротстве. Другие — вникают в правовую суть и оценивают возможность применения позиции индивидуально в каждом деле. В результате положительная практика складывается, но пострадавшие владельцы должны ее укреплять, направлять и нарабатывать.

Источник проблемы

Процессуальное положение учредителей должника при начатом банкротстве ограничивает не только их ответственность, но и права. Особенно это проявляется в условиях корпоративного конфликта, когда партнерам становится сложно не только договориться между собой, но часто и пресечь попытки друг друга разрушить общий бизнес. Когда в отношении компании начинается производство по делу о ее несостоятельности, владельцы бизнеса не всегда оказываются в одной лодке. Иногда они даже намеренно становятся по разные стороны баррикад.

Роль в процессе. В процедуре наблюдения учредители хозяйственных обществ исполняют роль сторонних наблюдателей: они даже не являются лицами, участвующими в деле о банкротстве. В процессе по делу о несостоятельности законодатель лишь дает учредителям право знакомиться с материалами дела о банкротстве, делать выписки и снимать копии (п. 1 ст. 35 Федерального закона от 26.10.2002 № 127- ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», далее — Закон о банкротстве). При открытии конкурсного производства учредители должника наделяются правами лиц, участвующих в деле, что позволяет реализовывать более широкие процессуальные возможности (ст. 34, п. 3 ст. 126 Закона о банкротстве).

УЧРЕДИТЕЛЬ БЕЗ СТАТУСА

Суд возвратит жалобу учредителя должника без рассмотрения или прекратит производство, если учредитель не обладает статусом представителя учредителей должника (ч. 1 ст. 35 Закона о банкротстве).

Однако и в том и в другом случае законодатель рассматривает учредителей общества совместно. В деле о банкротстве может участвовать лишь представитель учредителей должника, то есть лицо, избранное голосованием учредителей должника для представления их законных интересов.

Специальный режим. Такое особое положение учредителей связано с тем, что законодатель устанавливает самостоятельность хозяйственных обществ и обособленность их имущества, специальный режим взаимной ответственности и особенности формирования их органов (ст. 53, 56 ГК). Юридическое лицо отвечает по своим обязательствам самостоятельно, всем принадлежащим ему имуществом, и не отвечает по обязательствам своих учредителей. Учредители не отвечают по обязательствам юридического лица, но при этом образуют собой единый высший орган управления.

Поэтому при корпоративном конфликте каждому отдельно взятому учредителю важно дать возможность защищаться самостоятельно. Особенно если не удается выбрать общего представителя или он не гарантирует, что учтет интересы каждого учредителя.

Экзотическая форма захвата компании

Запустить механизм несостоятельности компании может сделка, которая основана даже на фиктивных документах. Кроме того, непосредственный руководитель компании может спровоцировать процедуру, если совершит сделку без ведома учредителей или против их воли. При этом совершит ее не только в рамках обычной хозяйственной деятельности, но и с нарушением корпоративного или гражданского законодательства.

При корпоративном конфликте ситуация усугубляется, если сделка целенаправленно совершена без ведома или против воли только одного из учредителей. Затем в рамках банкротства с помощью такой сделки продолжается контролируемый вывод имущества из компании.

Получается такая экзотическая форма корпоративного захвата — избавление от равного партнера через контролируемое банкротство. При этом совместное юридическое лицо ликвидируют, но имущество фактически сохраняют. Если учредителю не предоставить вправо самостоятельно участвовать в процессе, он не сможет защитить свои права и законные предпринимательские интересы, а иногда и интересы самой компании.

В абсолютно разных ситуациях жалоба, которую подает один из учредителей должника, возвращается без рассмотрения. Суд прекращает производство со ссылкой на положения ч. 1 ст. 35 Закона о банкротстве. Это норма позволяет только представителю учредителя должника участвовать в арбитражном процессе по делу о банкротстве. Сам учредитель не имеет самостоятельного процессуального статуса в деле.

Позиция ВАС

В 2014 году ВАС выявил смысл и указал вектор применения положения о статусе учредителя должника в банкротстве. Право действовать самостоятельно ограничено лишь с целью предотвратить несогласованное участие большого количества совладельцев компании, которые обладают небольшими долями. Когда владельцев только два с равными долями в уставном капитале и между ними корпоративный конфликт, выбрать одного представителя, который учтет интересы обоих, затруднительно или невозможно. В такой ситуации учредитель вправе самостоятельно участвовать в деле и защищать свои корпоративные права и законные интересы отдельно от других учредителей (постановление Президиума ВАС от 18.02.2014 № 8457/13 по делу № А45−22 511/2011).

Неоднозначное применение. Это постановление ВАС стало знаковым в вопросе самостоятельной защиты совладельцами бизнеса своих интересов. Спустя несколько месяцев ВАС не стало, а его позиция применяется неоднозначно. В одних делах суды допускают учредителя к самостоятельному участию, в других — из-за формального подхода к его применению нет. Например, по признаку несовпадения количества учредителей должника — больше чем два, или неравного распределения долей в уставном капитале должника (постановление А С Московского округа от 11.02.2015 по делу № А40−91 156/2013).

Как убедить суд

Суд не должен принимать решение об имущественном положении непосредственно учредителя либо прекращении существования компании без учета воли ее учредителей и соблюдения их прав. Поэтому в случае наличия в обществе неразрешенного корпоративного конфликта учредителю следует обращаться с ходатайством о допуске его к участию в деле о банкротстве самостоятельно, отдельно от других учредителей, для обеспечения возможности защищать свои интересы.

ПОДДЕРЖКА ВЕРХОВНОГО СУДА

ВС позицию ВАС поддержал. Суд признал за участниками должника право при определенных обстоятельствах самостоятельно участвовать в деле о банкротстве (п. 2 раздел II «Практика применения законодательства о банкротстве» обзора судебной практики ВС от 19.10.2016 № 3).

Специальное правило. При определенных условиях и недостаточности имущества должника суд вправе привлечь контролирующих должника лиц, в том числе учредителей, к субсидиарной ответственности (ст. 61.11 Закона о банкротстве). Такое специальное правило о разграничении ответственности законодатель установил в Законе о банкротстве. Если суд применит это правило, то учредитель, против которого направлен корпоративный конфликт, может неправомерно, но запланированно пострадать.

Обоснование. Чтобы получить допуск к участию в деле о несостоятельности компании одного из учредителей отдельно от других учредителей, необходимо доказать наличие корпоративного конфликта. Например, суд удовлетворит ходатайство, если учредитель в судебном порядке потребует представить документы о деятельности компании, доступ к которым перекрыт инициаторами корпоративного конфликта.

Также помогут иные прямые или косвенные доказательства корпоративного конфликта:

  • обращение в правоохранительные органы с заявлением;
  • признание в судебном порядке совершенных с участием соучредителей или при их явном одобрении сделок недействительными;
  • иное причинение намеренного материального или нематериального ущерба компании;
  • влияние определенных действий или бездействия органов управления на снижение капитализации бизнеса;
  • создание «зеркального» юридического лица без включения в состав его учредителей заявителя и т. д.

Еще один способ попасть в процесс

Учредитель вправе самостоятельно участвовать в деле о банкротстве в качестве третьего лица, процессуальный статус которого включает право на обжалование судебных актов. Такой способ защиты выбрал участник ООО «СтройКом». Суд кассационной инстанции указал, что лица, участвующие в деле, а также иные лица в случаях, предусмотренных АПК, вправе обжаловать в порядке апелляционного производства решение арбитражного суда первой инстанции, не вступившее в законную силу (ч. 1 ст. 257 АПК). К составу лиц, участвующих в деле, относятся в том числе третьи лица (ст. 40 АПК, постановление АС СЗО от 03.04.2018 по делу № А56−62 553/2018).