Совесть нетрадиционной ориентации

Конституционный Суд встал на защиту "малых" религий.

Конституционный Суд России принял Определение № 463-О, которым задал расширенное толкование «президентской» статьи 3.1. Закона «О противодействии экстремистской деятельности»[1][1]Федеральный закон от 25.07.2002 № 214-ФЗ «О противодействии экстремисткой деятельности», согласно которой Библия, Коран, Танах и Ганджур, их содержание и цитаты из них не могут быть признаны экстремистскими материалами.

Рассматривая жалобу гражданина Хиневича А. Ю. и других, интересы которых были затронуты вынесенным 30.10.2015 Центральным районным судом г. Омска решением о признании по заявлению прокурора экстремистскими материалами книг серии «Славяно-Арийские Веды», КС РФ сделал акцент на том, что, во-первых, поименное указание в статье 3.1 Закона на источники четырех мировых религий: христианство, ислам, иудаизм и буддизм «не означает автоматического … признания экстремистскими материалами иных текстов, которые воспринимаются гражданами как основа их вероучения или мировоззрения…».

Тем самым КС РФ уравнял традиционные мировые религии с «нетрадиционными», то есть не так широко известными, но между тем, почитаемыми определенным кругом людей, отметив, что граждане праве «свободно исповедовать и распространять и другие вероучения».

Напомнил о подходе из своего Определения от 2 июля 2013 года № 1053-О, которым должны руководствоваться суды, рассматривающие дела экстремистской направленности, касающиеся свободы совести и вероисповедания, о том, что ограничение свободы слова и распространения информации «…не должно иметь места в отношении какой-либо деятельности или информации на том лишь основании, что они не укладываются в общепринятые представления, не согласуются с устоявшимися традиционными взглядами и мнениями, вступают в противоречие с морально-нравственным и (или) религиозными предпочтениям».

А во-вторых, КС РФ разъяснил, что при рассмотрении дел о признании конкретного материала экстремистским и о запрете его распространения в том случае, когда речь идет, скажем, о книге или сборнике, то есть объемном многосоставном произведении, с тем, чтобы обеспечить соразмерность ограничения свободы вероисповедания и свободы слова, судам следует искать возможность признать экстремистским материалом только определенную часть информационного материала и запрещать его распространение, если есть к тому объективные и законные основания, только в такой части.

Это слово Конституционного Суда России, считаем, при активном и правильном применении способно улучшить ситуацию во все увеличивающемся потоке дел о запрете разного рода материалов на почве признания их экстремистскими, что часто ведет к изъятию из доступа целых кусков русской истории, литературы, их анализа и мысли.