Постановления управления Росприроднадзора признаны незаконными

Адвокат Ирина Щербакова оспорила постановления Северо-Уральского межрегионального управления Росприроднадзора о привлечении к административной ответственности генерального директора одной из энергетических компаний.

Административные дела были возбуждены по частям 1, 9, 10 статьи 8.2. КоАП РФ (несоблюдение требований в области охраны окружающей среды при обращении с отходами производства и потребления).

Данное дело интересно тем, что в настоящий момент начинает образовываться судебная практика, которая препятствует произвольно, на основании формальных признаков или предположений относить те или иные объекты к отходам производства и потребления.

Между энергетической компанией и подрядчиком были заключены договоры на выполнение работ по капитальному ремонту технологического оборудования, в том числе

по капитальному ремонту конденсатопровода. При проведении работ в рамках договоров были демонтированы трубы с линейной части объекта, которые были складированы на площадке заказчика.

Зимой 2020 года природоохранным прокурором ЯНАО были возбуждены административные дела по вышеупомянутой статье в связи с тем, что демонтированные трубы административный орган рассматривал в качестве отходов. В обоснование постановлений прокурор, а позже и Росприроднадзор, ссылались на наличие в Федеральном классификационном каталоге отходов, утвержденном приказом Росприроднадзора от 22.05.2017 № 242, отдельно выделенной группы отходов «трубы стальные нефте- и газопроводов отработанные», в составе которой выделено 5 видов отходов, отнесенных к 4 классу опасности, в том числе «трубы стальные газопроводов отработанные с полимерной изоляцией». Доводы административных органов о том, что данные трубы являются отходами, сводились также к предположению, что демонтаж частей линейного объекта может свидетельствовать только об утрате ими своих потребительских качеств, в противном случае в демонтаже бы отсутствовала необходимость.

Аргументы компании о том, что в результате проведённых ремонтных работ демонтированные ценности (трубы) были переданы по акту об оприходовании материальных ценностей в порядке, предусмотренном договором, поставлены на баланс и будут реализованы третьим лицам, а также ряд проведённых компанией экспертиз, подтверждающих сохранение объектами своих полезных свойств — были проигнорированы.

По итогам обжалования постановлений Роспорироднадзора суд пришёл к выводу о недоказанности составов всех трёх правонарушений. Данные решения имеют важное значение в данной категории дел. Так суд определил какими признаками должны обладать отходы производства и потребления: по смыслу ст. 1 ФЗ № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления» имеет значение происхождение отходов (образуются в процессе производства, выполнения работ, оказания услуг или процессе потребления) и их удаляемость. При этом для целей применения национального законодательства под «удалением отходов» (ГОСТ 30 772−20 001) понимается удаление опасных или других отходов с уничтожением и/или захоронением. В данной ситуации компания не была намерена совершать какие-либо манипуляции по удалению объектов, более того, она собиралась их реализовать с соблюдением процедур.

Также суд подчеркнул, что одного указания на наличие в Федеральном классификационном каталоге определенного вида отходов не свидетельствует о том, что отделённые трубы являются отходами по смыслу ст. 1 Закона об отходах. Для того чтобы трубы были признаны отходами им необходимо прийти в негодность или утратить свои потребительские свойства, чему должны иметься бесспорные доказательства.

Минприроды РФ также неоднократно разъясняло, что юридические лица самостоятельно определяют, какие вещества и материалы, образующиеся в результате их производственной деятельности, попадают под определение «отходы производства и потребления». Это важно для сохранения возможности дальнейшей реализации объектов, которые не утратили своих потребительских свойств и могут служить как в целях их использования по прямому назначению, так и в иных целях.