Адвокаты А Б «КиП» успешно защитили интересы ПАО «МОЭК» в кассационной инстанции

Арбитражный суд Московского округа поддержал доводы ПАО «МОЭК» и оставил без изменения решение АС Москвы и постановление 9ААС.

Как мы сообщали ранее, в декабре 2015 г. один из абонентов обратился в Московское УФАС России с заявлением о нарушении ПАО «МОЭК» порядка расчетов за поставленную тепловую энергию, выразившемся в необоснованном применении в расчетах за тепловую энергию тарифа для потребителей, подключенных к тепловой сети после тепловых пунктов (на тепловых пунктах), эксплуатируемых ПАО «МОЭК».

По мнению потребителя, ПАО «МОЭК» в расчетах за тепловую энергию необоснованно применяет тариф, поскольку хозяйствующий субъект, хотя и присоединен к тепловой сети в центральном тепловом пункте, эксплуатируемом ПАО «МОЭК», однако не использует оборудование, осуществляющее дополнительное преобразование параметров теплоносителя.

Антимонопольный орган поддержал доводы потребителя и в декабре 2016 года вынес решение и предписание. Кроме того, антимонопольный орган в решении посчитал, что ПАО «МОЭК» злоупотребляет своим доминирующим положением при определении объема утраченного теплоносителя.

Однако суды трех инстанций не согласились с подходом антимонопольного органа и поддержали правовую позицию представителей ПАО «МОЭК»:

1. Суды трех инстанций подтвердили, что антимонопольный орган допустил существенное нарушение законодательства при рассмотрении дела — конкретный товарный рынок не исследовал, не определял его продуктовые и географические границы, а в материалах дела отсутствует соответствующий аналитический отчёт. В связи с этим выводы УФАС по городу Москве о том, что рынок услуг по теплоснабжению и рынок услуг по передаче тепловой энергии является единым товарным рынком, не могут быть признаны обоснованными и документально подтвержденными;

2. Критерий дополнительного преобразования не имеет отношения к применению дифференцированных по схеме подключения тарифов. Суды трех инстанций подтвердили, что ПАО «МОЭК» применял тарифы в соответствии с тем, как они рассчитаны и установлены уполномоченным на то органом исполнительной власти субъекта РФ в области государственного регулирования тарифов;

3. Суд кассационной инстанции отметил, что вынесение в отношении ПАО «МОЭК» решения и предписания противоречит принципу правовой определенности, который предполагает стабильность правового регулирования и существующих правоотношений. Участники соответствующих правоотношений, в том числе, заявитель, должны иметь возможность в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса, приобретенных прав и обязанностей. Таким образом, суд кассационной инстанции указал, что в действиях заявителя отсутствуют признаки, свидетельствующие о злоупотреблении при осуществлении расчетов с кооперативом.

4. Спор по определению объема утраченного теплоносителя и его надлежащего оформления в связи с исполнением договора, имеет гражданско — правовой характер и должен быть разрешен в порядке общего искового производства и в условиях состязательности процесса. Суды трех инстанций посчитали, что ПАО «МОЭК» соблюдены установленные законодательством требования по оформлению факта утечки совместными документами, в связи с чем, вывод УФАС по Москве об отсутствии документов, подтверждающих составление актов, фиксирующих потери в тепловых сетях ПАО «МОЭК» и потребителя основан на неверном применении антимонопольным органом положений законодательства, а также на неверной правовой оценке документов, представленных теплоснабжающей организацией в материалы дела о нарушении антимонопольного законодательства.

Интересы доверителя в деле представляли Виктор Зайцев, Мария Девятерикова и Лина Тальцева.